Начну. Страничка первая. Приветственно-вступительная.

Как начать то?
Хм...
Вот не люблю я такие моменты! Вроде, и сказать о чем знаешь, и слова все нужные есть.
Есть...ага...
Лежат такие, большим и рыхлым ворохом. В голове - в закутке для сочинений. Лежат себе и ждут, когда я их сюда с клавиатуры выстукивать буду, сплетая из них нитку своей болтовни. Тут главное - правильно первое слово из этой кучи выдернуть, а там уж оно само второе за собой потащит! А второе - третье, а третье - четвертое... Ну, вы поняли! Знай себе - тяни, да вовремя точки с запятыями втыкай! И все - пошло дело, потащилась нитка слов, наматываясь на катушку рассказа!
И пусть нитка эта - корява всякими ашипками, да препинательными знаками неказиста. Пусть она часто рвётся, петляет и сплетается в узлы-ошибки лексики и семантики.
Пусть себе! Здесь, думаю и надеюсь, это простительно. Если нет - то все равно великодушно простите! Не кончали мы академиев, к сожалению. И институтов мы не кончали, и техникумов то же. Садик да школа. И те - давно и не помню...

Так вот. Начну.
Хм...
Здравствуй, мой дорогой дневник! Не, не так! Чего тут дорогого то? Тут болтовня моя графоманская будет, да фоточки всякие, на тапок снятые. Ничего особенного и героического.
Лучше так...
Здравствуй дневник!
Меня зовут KOSTA и я бывший копатель.
- Копатель чего? - Спросишь ты.
- Всего! Все что в земле, не глубоко и металлическое!- отвечу я.
Collapse )

Еда собачья.



Холодно сегодня, солнце еле греет.
Ночью с неба сыпала белая крупа, двуногие её снегом называют. Она ещё, когда на нос падает, щиплется холодом и исчезает, а нос от неё мокрый потом. Её пока мало, но судя по наступающей холодрыге, будет все больше и больше. Так Пятнистый говорит, а он старый, он уже три таких холодрыги пережил. Мы с Белым, когда мелкими щенками были, эту крупу уже видели, и её тогда было много, весь мир вокруг от неё белый был. Бррр... как вспомню, так загривок словно мурашами щекочет и скулить хочется.
Бррр... чуть не сдохли тогда!
Хорошо хоть двуногие не дали помереть - кормили.
Collapse )

Песни над раскопом.

Я тут стишата написал.

Ну как стишата, песню.
Пока давешний фунд добивал. С помощь фискаря, кряхтенья и ненормативной лексики.

В общем, фунд копался, монета шла, а я творил. В лучших традициях традиционного народно-акынского жанра «Что вижу, то и пою».
Под скрежет лопаты о осколки кирпича, под заполошные визги мд-шника, рождалось очень лиричное произведение, наполненное светлой грустью, печальной надеждой и сдержанной суровой мужественностью.
Призывающее к добру и самопожертвенности.
К миру во всём мире... эм-м-м...
Очешуительная песня, короче, получилась!

Так и вижу какого-нибудь Кипелова, исполняющего её со сцены. В свете софитов, стоя над огромной колышущейся ордой фанатов с горящими жигами в вытянутых вверх руках!

Ух!

Подарить ему, чтоль, эту песню? Давно он народ новинками не баловал.
Ну и, ессесвенно, вам, камрады!
Дарю в первую очередь:

Collapse )

Жажда.



И так бывает.
Вроде, и не хочешь в этот выезд шурфить, вроде, приехал просто по распашке побродить, свежим воздухом подышать, найти пару-тройку «советиков», да в мечтательном одиночестве на лоне природы повитать, но тут - бац! И меж чёрных борозд распаханной деревни ты натыкаешься на зелёный язык нетронутой неудобицы, подстриженный вездесущими коровками. А на нём - чуть надкусанный чьим-то нерадивым фискарем фундамент.

Это как кусок торта на тарелочке в холодильнике посреди ночи. Из серии - «я только вот эту розочку отщипну». Collapse )

Бабье лето, золото и зелень.



А у нас, на Ботайскую35,
пришло бабье лето.

Небо над крышами засинело во всю синь, воспрянувшее от дождей солнце высушило на нём все облака, до последней тучки, до единого клочка, до малейшей дымки.
Только дерзкие самолёты нет-нет, да и черканут белым карандашом инверсионного своего следа по небосводной голубизне. Как графитчики-хулиганы, ей-богу!
Ничего, вот скоро вернётся злобный Ковид и снова разгонит их по ангарам сидеть, закроет им небо. Ковид он такой, у него, у суки пандемийной, не забалуешь...Collapse )

Осень и распашка.

24.09.20.
Четверг.
Осень.




Нет ничего лучше, чем прогулка в солнечный погожий денёк по распаханному полю!
С лопатой и мд-шником. Под легкими дуновениями ласкового сентябрьского ветерка и пение птичек, радующихся наступлению бабьего лета.
Класс!
Пушистая пашня податливо стелется под потрёпанными пыльными берцами, нежно обнимая их мягкими чёрными следами-воронками. Катушка прибора, порхая над приглаженной плугом и бороной землёй, бодро верещит от обилия сигналов. То басит Шаляпиным, то тенорит Паворотти, то хрипит по Высоцки. То уходит в ванхаленновский гитарный запил, срывающийся в дикую обезьянью какофонию. Этакий концерт электронной музыки в пейзажах средне-русской возвышенности, в исполнении поехавшего кукухой лабуха.
Играет час, другой, третий...Collapse )

Генералы песчаных карьеров.



Я начал жизнь в трущобах городских,
И добрых слов я не слыхал.
Когда ласкали вы детей своих-
Я есть просил, я замерзал.
Вы увидав меня не прячьте взгляд
Ведь я ни в чем, ни в чем не виноват.

За что вы бросили меня, за что?
Где мой очаг? Где мой ночлег?
Не признаете вы мое родство,
А я вам брат, верь, человек.
Вы вечно молитесь своим богам,
И ваши боги все прощают вам.

Край небоскребов и шикарных вилл,
Из окон льет слепящий свет.
О, если б мне хоть раз набраться сил,
Вы б дали мне за все ответ.
Откройте двери, люди, я ваш брат
Ведь я ни в чем, ни в чем не виноват.

Вы знали ласки матерей родных
А я не знал и лишь во сне
В моих мечтаниях детских золотых
Мать иногда являлась мне
О, мама! Если бы найти тебя
Была б не так горька моя судьба...

Земляника и осень.



Ягоды пронзительно пахнут летом. Держу их в ладонях, с удовольствием вдыхая облачко яркого земляничного аромата.
Алые капли знойного июньского времечка, такие неожиданные и нежданные под холодным сентябрьским дождем посреди хмурого осеннего дня.
Красные искры воспоминаний о прошедшем тепле.
Ремонтантная клубника - это чудо всё-таки. Особенно, когда вырастил её сам из семечка - маленького, как маковое зернышко. Да-да! Это та самая - с подоконника на балконе. Она переехала на дачу и живет теперь на грядке в вольных пампасах.
Вон какая вымахала, любо-дорого посмотреть!



Кусты большие, усыпанные цветом и плодами, стараясь изо всех сил, цветут и пахнут.
И пусть их ягода мелкая, пусть с кислинкой, зато этот запах лесной земляники в ладонях стоит многого.
Лета.
Лета, которое мы опять упустили. Которое снова убежало от нас.
В Австралию.
Или Африку?
Кто знает...

Бывшие.

Вчера домой шёл.
После рабочего трудового дня - к мягкому дивану с телевизором и тарелочкой щщец под рюмаху. А что? Имею право! Как ударник капиталистического труда и почётный член общества эксплуатации человека человеком.
Иду и жизни радуюсь!
Выхожу из проходной бывшего «Электрощита», а на площади перед бывшим когда-то нашим Заводом - красивые автобусы для лизинговых штрейкбрехеров из деревень стоят, моторами мощными рыкают да стёклами блестят. Рядом Эйфелева башня острым шпилём своим в небо тычет - памятник бывшему начальству о проданном посёлке.
Я бы начальству этому, в законодательном порядке, обязал бы по их смерти такую башню на могилках ставить, чтоб потомки не забывали, ага.Collapse )